?

Log in

No account? Create an account
 
 
04 May 2007 @ 06:22 pm
 


15.06.1971 г. В.Белявский – В.Петрову.
Дорогой Валерий!
Посылаю Вам подработанный вариант рецензии. Ещё раз просмотрите его, измените стиль в соответствии с Вашим слогом, печатайте на машинке и несите в журнал «Народы Азии и Африки». Там найдите Феликса Борисовича Белелюбского и передайте ему рецензию, сославшись на то, что я рекомендовал Вам обратиться к нему. Я, со своей стороны, напишу ему о Вас. Ну, далее посмотрим, что получится.
Ваш шеф всё не может успокоиться. На этот раз прислал длиннющее письмо: плачется в жилетку, все-де бросили его в борьбе с мировым сионизмом. Если я правильно понял его недомолвки, то в ИВАН он попал из-за чешки (или словачки): стало просто неудобно, что её учит какой-то плотник или библиотекарь. Потому его и взяли временно, до конца июня, т. е. конца учебного года, когда чехиня (а она – дочь чешского посла в ГДР) уедет на каникулы. Он, конечно, всё излагает совсем иначе, но к такому заключению можно придти, если выбросить всё враньё и трёп.
Если это так, то он крепкую свинью подложил Борису, а затем вдруг воспылал благородным гневом против сионизма и «лиги лысых». Интересо, а как быть с Редером? Небось, когда понадобится рецензия на книгу, то помчится к нему, спрятав всё своё «благородство» и «священный трепет сердца» в карман!
Передо мной он всячески стремится обелить себя в деле с фальшивкой и провалом общей книги. Ему, видите ли, для самоутверждения и хрустальной любви к науке необходимо иметь единоличную книгу ( а то, что она при этом будет написана не им, к делу не относится).
Далее, за ним оказывается следил не потусторонний мир, а еврейский кагал! Он-де просто-напросто ошибался (и морочил голову всем вам). Как Вам всё это нравится?
Вобщем, кретин стопроцентный. Я попрежнему иметь дела с ним не желаю, пока он не станет нормальным человеком. Более того, я начинаю сомневаться в искренности его любви к науке (в познаниях его я уже давно усумнился и не раз прямо ему об этом говорил). Он всё меня пугает тем, что отношение васькистов ко мне не изменилось, и не в состоянии понять, что так и должно быть. Никакого мира и сделки с этой бандой у меня быть не может, а он только и стремится к этому (ему улыбается Мишка, им интересуется Утченко и т. д.).
Итак, желаю успеха. С приветом
В.Белявский



22.06.1971 г. В.Петров – В.Белявскому.
Дорогой Виталий Александрович!
В пятницу вечером получил от Вас бандероль, а в субботу рано утром пришлось ехать на субботник собирать траву. Где-то на юге всё посохло, у Московской области отняли все корма и сказали: «Как-нибудь обойдётесь!». Так что у нас всех бросили на сено. Только в воскресенье вечером я выбрал время для Вашего письма. Большое спасибо. Я вижу – Вы мою рецензию даже не читали, а прислали совсем новую. То есть мысли те же, а слова совсем другие. Практически Вы написали за меня. Честно говоря, мне неудобно ставить свою подпись, но ведь Вы не возражаете…
Ничего страшного не случится, ведь от этого никто не пострадает. Правда, Вы истратили на эту рецензию своё время, которое могли бы израсходовать на себя. Я это признаю и благодарю Вас искренне и от всей души. Чтобы как-то компенсировать истраченное на меня время, я посылаю Вам методику, которая повысит Вашу производительность труда. Если что-нибудь буден неясно, я поясню.
Рецензию я вчера уже печатал на машинке. Получается 6 страниц через два интервала. Я отпечатал 4 страницы. Менять там почти нечего. Все обороты там такие, которые я тоже часто употребляю. Непонятно только в одном месте. Вы, после мысли о том, что многие признают азиатский способ производства, не даёте ссылки и нигде в черновиках её нет, а в тексте даётся значок ссылки. Я напечатал так, как будто и не собирался делать ссылку. Печатаю в 4-х экземплярах. Сегодня или завтра закончу и понесу в редакцию.
От шефа ничего нет. В июле узнаю о его судьбе, т. е. устроился ли он постоянно или нет. Конечно, об этом не его буду спрашивать.
От Бориса тоже ничего нет. Не звонит. Значит, ничего не делает, иначе бы похвалился.
Всего хорошего
В.Петров.

23.06.1971 г. В.Петров – А.Кифишину.
Дорогой Анатолий Георгиевич!
Второй раз прошу ответить и сообщить: на каком автобусе к Вам ехать и до какой остановки? Приготовьте, пожалуйста, список источников по Урукагине. Бываете ли Вы дома по вечерам после 6.30?
Ваш Валерий.

24.06.1971 г. В.Петров – В.Белявскому.
Дорогой Виталий Александрович!
Всё отпечатал и вчера уже отнёс Ф.Б. Письмо он от Вас ещё не получил, но Вашего имени оказалось достаточно. Он решил, что я из Ленинграда и первым делом спросил, когда я поеду в Ленинград. Потом он выспрашивал меня, что я закончил, где работаю, над чем работаю. Потом говорили об информации вообще, он перечислял своих знакомых и вообще всех, кто занимается внедрением информационных систем в гуманитарных науках. В частности, в Институте США есть один, который пытается на ЭВМ обрабатывать информацию по Америке. Это – друг Белявского. Ф.Б. советовал с ним познакомиться, но я сказал, что Америка и её рабочее движение меня не волнуют.
Он сказал, что рецензия пойдёт примерно в №3 за 1972 год. Если учесть, что журнал выходит редко, то это, я думаю, самый раз. Все предыдущие номера уже свёрстаны.
Ф.Б. сказал мне, что Ваша статья принята, причём главный редактор предупреждён Белелюбским, что Вы – враг Дьяконова и что тот может написать какую-нибудь кляузу, на что главный редактор ответил:
- По статье видно, что Белявский – очень умный, а потому я плевал на Дьяконова, тем более, что Белявский работает не по специальности и ему приходится трудно.
Ф.Б. мне сообщил также, что их редакция имеет обыкновение плевать на Анубиса.
О Кифишине я, конечно, не говорил.
Не знаю, может этот Ф.Б. и болтун, но он обещал протолкнуть рецензию и вдобавок заказал мне статью «Опыт обработки шумерских исторических источников с применением суперпозиционных карт» (28 страниц и таблица строк на 80). Единственное условие – писать популярно для несведущих в древности, так как главное – изложить методику. Я это буду делать по Урукагине.
Он обещал также свести меня с людьми, в руках которых – популярная пресса, в частности 5 июля я пойду на заседание Комиссии по контактам с внеземными цивилизациями, которое состоится в редакции «Знание – сила». Там шумерологи и ассириологии на вес золота, а взамен – доступ к популярной прессе.
В этой Комиссии имеется несколько учёных психологов и один ижз них говорит, что к нему на излечение что-то часто стали приходить представители внеземных цивилизаций. Наполеонов сейчас уже поубавилось.
А однажды в Комиссии обсуждался вопро о том, как преодолеть психологическую несовместимость, если представитель чужой цивилизации имеет внешность какого-нибудь ужасного паука, а на самом деле – умнейшее существо. На это один член Комиссии заметил, что не надо посылать в космос антисемитов.
Сам Ф.Б. – китаист с не совсем светлым прошлым. Он говорил, что когда-то был исключён из комсомола за потерю политической бдительности и восемь лет работал по специальности.
Так что побеседовали мы с ним очень мило и расстались душевно. Я заполнил авторскую карточку.
Звонил мне Борис и сказал, что у него была сильная инфекционная ангина и дала осложнение на сердце. В понедельник он уезжает в Хосту и вернётся только в конце июля.
От шефа ничего нет.
После редакции я пошёл было в Ленинку, заказал подшивку «Orientalia» за 1922 год, где есть источники, над которыми я работаю, но, к моему удивлению, мне журнал не дали, т. к. он «занят за приезжим товарищем в научном зале». К этому журналу приплетена шумерская грамматика. Интересно, кому это понадобилось? Журнал взят 23 июня, так что 15 дней «приезжий» может его держать. Не знаете, кто бы это мог быть? Ведь мы знаем почти всех.
Ещё раз о рецензии. Я просмотрел учебник Анубиса и у него тоже в 605 г. воюют ассирийцы. Поэтому я Вас очень прошу хотя бы десяток строк со ссылкой на литературу, что правы мы, а не Анубис.
Что касается Меридова озера, то не только Анубис, но и многие другие книги опровергают нашу рецензию. Везде говорится, что Меридово озеро (Карун, Биркет-Карун), имевшее когда-то площадь свыше 2000 кв. км., начиная со Среднего Царства, подвергалось осушению и углублению. Сейчас его площадь всего 233 кв. км. О том, что это озеро искусственное, Редер не пишет, он лишь пишет, что его углубляли и осушали, чтобы спускать туда избыток нильских вод. То, что озеро солёное никак не говорит, что его нельзя осушать и использовать для своих целей.
Я вчера даже копался в реферативных выпусках ВИНИТИ «География зарубежной Азии и Африки». Но в 1971 году мне ничего об этом озере не попалось. Надо смотреть выпуски прошлых лет, может там что-нибудь попадётся. Но сначала я решил спросить Вас..
Что касается наших предков, то знаете ли Вы, что в журнале «Природа» №10 за 1970 год развели целую дискуссию из 4-х статей. Мысль, что классические неандертальцы не были нашими предками – всё ещё витает в воздухе, а учебник – не место для дискуссий.
Всё это я пишу для того, чтобы умело отбрыкиваться от противников этих точек зрения. Если Вам не трудно, сообщите, пожалуйста, дополнительные аргументы.


24.06.1971 г. А.Кифишин – В.Петрову
Дорогой друг!
Ехать: Белорусский вокзал, авт. 563 (ост. ул. Немчинова), 63, тролл. 56 (ост. Опытное поле, Большой театр, авт. 87 (ост. Опытное поле), площ. Маяковского, тролл. 47 (ост. Опытное поле).
Вечером всегда дома, можете привозить женщин что-ли?!
С уважением Кифишин.



25.06.1971 г. В.Петров – А.Кифишину.
Анатолий Георгиевич!
К чёртовой матери Ваше «гостеприимство». Целый час проторчал у Вашего дома (18.30 – 19.30) и пришлось уехать. Вы слишком далеко живёте, чтобы совершать увеселительные прогулки, да ещё с книгами, которые Вы сами просили (Labat и два учебника аккадского языка). Так когда Вы бываете дома, чёрт возьми?
В.Петров.


26.06.1971 г. В.Белявский – В.Петрову.
Дорогой Валерий!
Передайте шефу спасибо за информацию. Не может ли он уточнить, когда и как моя статья в НАА попала к Грантовскому? Это важно знать, потому что в начале июня у меня уже были гранки статьи с надписью, что она идёт в 4-й номер.
Что касается мнения этого битого васькиста, то ему грош цена в базарный день. Он раз уже «возражал» мне в 1962 году и до сих пор не посмел вякнуть по поводу гегемонии скифов. Не посмеет вякнуть и теперь, потому что крупный невежда. Пусть шеф попробует его подзадорить на полемику по поводу взятия Вавилона. Мне очень хотелось бы раз и навсегда отучить этого гада шипеть из-за угла.
Шеф пишет, что Грантовский-де заявил по поводу моей статьи: пусть печатает, бумага-де всё вытерпит. Так вот неплохо было бы передать ему мою ответную реплику: Меня-то бумага выдержит, а вот Грантовского определённо не выдерживает, ибо этот т. н. спец-васькинвед невесть какой специальности вообще ничего не печатает, хотя имеет для этого неограниченные возможности. Что же касается его пожелания насчёт публикации документов, то для этого у них есть безграмотный Дандамаев – это он калечит чужие переводы. Белявский же на бис не работает и велосипеды не изобретает: ему есть что сказать совершенно новое в науке. К тому Белявский не работает на безграмотных дураков: пусть сами читают клинопись, а коли не умеют – молчат в тряпочку.
А вообще пикантно: гады зашипели. Между прочим, два гада высшей квалификации (кажется, Мишка и Кац, а м. б. Дьяконмаевы) зимой заявились в НАА с «резким протестом» против публикации Белявского и получили в ответ: «Нас Ваше отношение к Белявскому не касается. Но этот заводской сторож умеет писать и знает, что писать. О Вас же, к сожалению, мы этого сказать не можем. А нам нужен тираж и читатели». Не уверен, что эти слова были сказаны в действительности, но мне-то они были сказаны.
А теперь только для Вас. Моё письмо шефу не давайте, а он будет пытаться заполучить его в руки. Только руки-то у него нечистые.
Я отправил письмо Белелюбскому о Вас, так что идите к нему смело. Постарайтесь держаться как можно тише и скромнее и поменьше говорить о том, что прямо не касается дела. Не в обиду будь Вам сказано, Вы иногда страдаете излишним многословием – со стороны виднее, что на незнакомогьо человека может произвести невыгодное первое впечатление, которое затем будет трудно исправить.
Отвечайте только на вопросы: коротко и точно. Учтите, если Вы понравитесь Белелюбскому (а я хочу, чтобы Вы понравились), то он поможет Вам выйти на широкую дорогу.
За суперпозиционный метод спасибо, но он мне не годится – слишком мелко плавает. Я о нём знал давно, хотя никогда не интересовался, кем, когда и зачем он изобретён. Это – бирюльки, а не настоящая работа. Мой метод лучше, точнее, проще и быстрее.
Итак, желаю успеха. Редеру я сообщил о Вашей рецензии. И не бойтесь. Редер достаточно умный человек, чтобы не понимать, что приторное словословие и замалчивание очевидных промахов (а таковые есть в любой работе), проиносит не пользу, а один только вред. Вся соль лишь в том, как подать эти промахи и как оценить всю работу в целом.
Впрочем, если Белелюбский возьмётся за Вас, то Вам придётся ещё не раз переделывать и дополнять рецензию. В том же виде, в каком она сейчас, рецензия должна заинтересовать его, тогда как 100% положительности – верный провал и отказ.
Сделайте так: перескажите моё письмо шефу в своём письме (ведь Вы с ним переписываетесь), а когда он примчится – «потеряйте» письмо (свалите на дочку и разыграйте сцену безутешного горя).

С уважением В.Белявский.


27.06.1971 г. А.Кифишин – В.Петрову
Дорогой друг!
Совершенно не представлял, что сегодня Вы прикатите ко мне в моё отсутствие. Был в своём институте, куда я заглядываю, когда мне взбредёт в голову для проформы (ведь зарплату я не получаю) и без 5 мин. 18 подъехал домой. Постоял, поразмышлял над афишей и решил не заглядывать домой, а посмотреть «Замороженного». Так что приезжайте в воскресенье, в любое время. Буду дома. А.Кифишин.


27.06.1971 г. В.Петров – А.Кифишину.
Анатолий Георгиевич!
Я получил из ГДР учебники аккадского языка на немецком языке. Могу Вам передать две штуки. Они по 4.20 р. Бываете ли в ИВАНе по четвергам? Заодно и Labat передам. В.Петров.



28.06.1971 г. В.Петров – А.Кифишину.
Дорогой Анатолий Георгевич!
В воскресенье ездить к Вам нецелесообразно, т. к. от моего дома до Вашего два часа езды, а с работы – 40 минут. Поэтому приехать могу только в будни. Лучше всего 2.07. к 18.30 (пятница). Согласие сообщите!
В.Петров.

28.06.1971 г. В.Петров – А.Кифишину.
Дорогой Анатолий Георгиевич!
Только что получил письмо Белявского от 26.06.1971 г. Он благодарит Вас за информацию.
1). Просит уточнить: когда и как его статья в НАА попала к Грантовскому. В начале июня у него уже были гранки статьи с надписью, что она идёт в 4-й номер.
2). Мнению этого «битого васькиста» Белявский не придаёт значения, т. к. он уже «возражал» в 1962 году и до сих пор не посмел вякнуть по поводу гегемонии скифов.
3). Белявский просит, чтобы Вы подзадорили Грантовского на полемику по поводу взятия Вавилона.
4). Каким-либо образом передайте Грантовскому, что Белявского-то бумага выдержит, а вот Грантовского не выдерживает, он ничего не печатает, хотя имеет для этого неограниченные возможности.
5). Что касается публикации документов, то пусть это делает неграмотный Дандамаев, а Белявскому есть что сказать новое в науке.
Я Вам пересказал всё содержангие письма. Кстати, я вижу, вы с Белявским больше делаете вид, что ругаетесь. Мне ответить у Вас никогда не бывает времени, а Белявскому пишете вовсю. Ну разве это хорошо, разве по-джентльменски?
С уважением В.Петров.


30.06.1971 г. В.Белявский – В.Петрову.
Дорогой Валерий!
Очень рад, что Ф.Б. так Вас принял. Откровенно говоря, я никак не ожидал, что моё имя в НАА пользуется таким авторитетом. Это для меня сюрприз. За Ф.Б. держитесь. Он – мужик неплохой и дельный. Но с публикаций методики не спешите. Лучше публикуйте результаты работы, а не кухню. Например, мою методику и картотеку ИВАН и ВДИ опубликовали бы с радостью, даже предлагали, нажимали, требовали. Только я не дурак работать на мерзавцев.
Ф.Б., конечно, имеет в виду интересы журнала: такие работы дадут рост тиража. Но не забывайте и своих интересов, а то сработаете на того ленинградского любителя Урукагины, что сидит в Ленинке. Это могут быть либо Канева, либо Вайман. Больше просто некому.
Ф.Б. прав: на Анубиса редакция клала артприбор с довесками, но с ИВАН считается. Возьмите хотя бы вмешательство Грантовского в мою статью, в которой он ни уха, ни рыла не смыслит. Ведь НАА существует при ИВАН, но от Мишки и Каца зависит мало.
Теперь о рецензии. Пока Вы ничего не добавляйте. Пусть идёт, как есть. Редакция, т. е. Ф.Б., сама скажет, что ей надо, а гадать не следует – всё равно не угадаете. Насчёт Ваших вопросов:
1. В 605 г. под Кархемышем ассирийцев не было. Просто Редер и Анубис не знают источников. Последний раз ассирийцы упоминаются в 609 г. Подробности в моей статье: «Война Вавилонии за независимость…» - «Исследования по истории стран Востока». ЛГУ. 1964. Поэтому пусть Редер и Анубис докажут свои слова. Ваше опровержение ясно: этого не было.
2. Меридово озеро – грубая ошибка. Прочтите о нём у Геродота. Его цель: не спускать излишек воды (излишка у Нила нет), а сохранять его до периода засухи, а потом снова спускать в Нил. Так вот, из Фаюмского озера этого делать нельзя, ибо оно лежит на несколько десятков метров ниже уровня Нила (взгляните на любую физическую карту), а солёной водой никто не орошает. Короче, возьмите любой труд по физической географии Египта.
3. О неандертальцах Вы почерпнёте самые подробные данные (с учётом ссылок на литературу) в работе Ю. И. Семёнова «Как возникло человечество». М. 1966.
А на дискуссию в «Природе» можете не обращать внимания: это популярный пересказ научной литературы, приведённой Семёновым. Главное доказательство – закон необратимолсти эволюции. Пока он не опровергнут, классический неандерталец из Шапелет-о-Сен не может быть нашим предком.
Итак, первый шаг сделан. Желаю дальнейших успехов.
Редеру я сообщил о рецензии, так что покажитесь ему и не вздумайте делать тайны. Я написал так: рецензию подготовили Вы с моей помощью, ибо Ваше имя в рецензии по ряду тактических соображений гораздо выигрышнее моего для Редера и учебника. В самом деле: Редер хвалит меня, а я – Редера! Слишком уж примитивно и грубо, рассчитано на дураков. А Вы – совсем иное дело. И Редер, конечно, это понимает. Он ведь не осёл Кифишин, жаждущий «бгаво» хоть из преисподней.
А.Белявский

1.06.1971 г. А.Кифишин – В.Петрову

Дорогой друг!
Добро, приезжайте в пятницу, в 18.30 буду дома. Белявскому я опустил такую же куцую открытку, в которой просил его писать мне через Вас, поскольку Вы умеете молчать. Там дело сложнее, вокруг него сейчас вьётся паутина. Пастух выпускает гроссбух в 25 п. л. «Рабы Вавилона» и в дело включён Грантовский. Будьте здоровы. Кифишин.


7.07.1971 г. В. Петров – А. Кифишину.
Дорогой Анатолий Георгиевич!
Открытку я Вашу получил в пятницу вечером, когда приехал домой с работы. Да и неудивительно, ведь Вы её опустили в четверг вечером. И не отпирайтесь! Там ведь штампы и по ним видно, что поступила она от Вас в 18.00 в четверг, а пришла в моё почтовое отделение в пятницу в 9.00. А я на работу ухожу в 7.30. Вот так…
Наблюдая Вашу такую «организованность», я часто вспоминаю большую кучу книг и конспектов, которая была когда-то у Бориса в комнате и прихожу к выводу, что Вы из этой методики многое переняли. Куда делась Ваша былая точность? Что с Вами!!!
Я не думаю, что Вы заняты сейчас больше, чем когда-либо. Просто Вы обленились…
И не надо меня обманывать, что Белявскому Вы послали «куцую» открытку. Я не ребёнок и пока ещё способен мыслить логически. Неужели думаете, я не понял по ответу Белявского, что письмо было довольно пространным. Да и зачем передо мной оправдываться? Разве что Вам неудобно, что Ваши убеждения меняются как перчатки. То Вы сообщаете, будто Белявский сближается с Игорем, то неожиданно начинаете искать пути к примирению. Что ж Вы так? Или Белявский стал лучше с тех пор, как Вы с ним поругались или Вам нужен опытный консультант?
И не думайте, что я буду вести себя как овечка. Ничего подобного! Я независим.
Теперь о встрече. Ехать к Вам я больше не рискну. Слишком далеко. Когда надумаете поехать в ИВАН, черкните открытку (заранее!). Напишите время, когда Вы там будете. Или в Ленинку. Я захвачу Labat, а Вы – Никольского и деньги (8.40) за книги, оставленные Вам 25.06 в почтовом ящике.
Пока что всё. С уважением В.Петров.


8.07.1971 г. А.Кифишин – В.Петрову
Дорогой мой друг!
1. Я действительно опустил Вам открытку в четверг в 13.00, как только вернулся из дачи и увидел Ваших два послания, думал, что получите утром.
2. Я действительно послал Белявскому писульку, о чём Вам сообщил. Больше к тому, что сообщил, добавить ничего не могу.
3. В ИВАНе буду завтра, о чём не знал, сие не от меня зависит. В Ленинке не бываю.
4. Насчёт Вашей «независимости» думаю жаль. Дело Ваше.
5. Мне нужен Барроу. Пока не получу, не отдам Никольского.
Вот что, Валерий, я должен Вам сказать. Усвойте себе одно: на мне сошёлся пуп земли! И без меня Вам никуда не уйти! Я могу уйти от Вас, но Вы от меня никуда, если Вы учёный. Даже не я, Вам нужен мозг мой. Если бы мне в своё время попался такой человек, как сейчас Вам, я бы не задумывался, пошёл с ним, ибо я учёный по рождению. Всё остальное – ересь, и этот Борька и даже Белявский. И меньше трепитесь о своей «независимости». Это всё мальчишество и проявляйте его перед своей женой, в которой Вы сидите под юбкой. Я на Вас разозлился, и Вы знаете из-за чего. Нужно, сообщите мне и приезжайте в любую пятницу, если меня не вызовут экстерно в ИВАН или в ЦК, буду Вас ждать. Не ждите моего письменного согласия. Приезжайте, когда сочтёте нужным.
Советники мне нужны, но не такого пошиба как Белявский. Мне нужен гений, а его нет вокруг, приходится самому шевелить мозгом и интуицией.
Будьте здоровы. Кифишин.