?

Log in

No account? Create an account
 
 
04 May 2007 @ 06:22 pm
 


21.05.1971 г. В.Петров – А.Кифишину.
Анатолий Георгиевич!
Ваши открытки получил. Об огненном телеграфе, как Белявский писал Борису, см. Майера: Вавилон и Ассирия, в двух томах на нем. языке. Более точно не могу сообщить, т.к. письмо у Бориса. А ещё смотрите словарь по ассириологии. Знаете ли Вы о книге: Bauer…, 1967. Эта книга поступила в биб-ку Саратовского ун-та.
Чем кончилась конференция в Тбилиси. Опубликованы ли тезисы? Не могли бы Вы их достать? Бываете ли по четвергам в ИВАНе?
В.Петров.



21.05.1971 г. В.Петров – В.Белявскому.
Дорогой Виталий Александрович!
Получил оба Ваших письма и письмо от шефа. Вот что интересно:
«Да, я действительно сейчас на коне и все данные о моём прорыве верны. Я работаю там уже с конца апреля по спецзаданию. Ищу телеграф у Ахеменидов, будь он неладен, нигде не могу разыскать».
О Борисе: «…под Вашим руководством он кое что сделал бы при условии полного (и добросовестного) разрыва с Авдиевым и Белявским».
И ещё: «Насчёт подспудных течений, то чёрт с ними, много уже видел, не так они и страшны, если ещё увижу».
Заканчивает он письмо сообщением, что «наука – убежище апартхеида».
Итак, посмотрим, что будет в конце июня, когда прекратится временная работа.
По поводу Бориса я с Вами согласен.
Ваши заметки о книге я прочитал, но ведь если писать обо всех замечаниях, то получится очень нехорошая рецензия. Я, конечно, попытаюсь изложить тот же смысл в более мягких выражениях, но не обидится ли Редер на 11 замечаний, которые мы сделаем?
Сейчас я вплотную занимаюсь рецензией.
А пока всего хорошего. В.Петров.



23.05.1971 г. В.Белявский – В.Петрову
Дорогой Валерий!
Пишите рецензию и поскорей. Учтите, что рецензия не может состоять из одних похвал. Такую рецензию никто печатать не будет. В любой книге, даже самой хорошей, есть недостатки. Задача рецензии – выявить их. А далее всё решает подача материала. Так вот, эта подача должна быть благожелательной. Можете не беспокоиться, Редер достаточно умный человек, чтобы не понимать этого. Тем более мои критические замечания касаются, в основном, Черкасовой, а не его. И не потому, что Редер мне ближе, а Черкасову я не знаю вообще – раздел Черкасовой написан гораздо слабее, чем раздел Редера.
Итак, завершайте рецензию и присылайте её мне. Я постараюсь её отредактировать.
Ваш шеф продолжает «бомбить» меня своими дурацкими письмами, на которые я не отвечаю. А это его, видимо, бесит до глубины души.
«Ты, старик, как обычно, проворачиваешь очередную глупость. Ведь парни мне абсолютно не нужны. Этот этап пройден. Неужели ты думаешь, что я такой дурак, что дам тебе возможность выкачивать из меня шумерскую информацию через этих парней? И неужели ты не дотемкаешь, что я захлопну и эту лазейку? А зачем они тебе без меня? Ну бери, пожалуйста, я от них отказываюсь, сделай из них тюменеведов, чёрт побери!»… и т. д. и т. п.
Положительно, шизофреник! Ничего иного и сказать не могу. А в целом – негодяй и мерзавец.
С искренним приветом В. Белявский.



31.05.1971 г. В.Белявский – В.Петрову
Дорогой Валерий!
Ваш доблестный шеф никак не хочет оставить меня в покое. В итоге родился новый гениальный план – «лавры Герострата». Суть такова: я посылаю в ЦК статью о формациях против Дьяконова в качестве приложения к якобы «моим тезисам» с просьбой помочь напечатать. Как этому мазурику хочется спихнуть на меня безграмотные тезисы!
Всё это сопровождается брехнёй насчёт близкого общения его с ЦК – просто он там свой в доску, и даже Мишка стал с ним ласковым.
Поскольку я ему упорно не пишу, то он мне даёт указание писать ему через Вас, но не через Бориса – ибо Борис всё передаёт Анубису. А что именно? Вскольз идёт речь о какой-то реформе «школы». Что это за «реформа»? Нельзя ли узнать поближе? И чем заслужил такую нелюбовь шефа Борис? Не съел ли он , случаем, у бога телёнка? Или, быть может, ещё раз потребовал назад свои книги? И почему Вы остались в фаворе и членом «школы»? Просветите меня, пожалуйста, на этот счёт.
Как у Вас идут дела с рецензией?
С приветом В.Белявский.


2.06.1971 г. В.Петров – В.Белявскому.
Дорогой Виталий Александрович!
Я Вам посылаю пока вводную часть и то, что касается Черкасовой. Пока Вы будете редактировать это, я пришлю остальное.
Все Ваши замечания я ушёл, только изложил их в более мягкой форме. Если понадобятся Ваши заметки, я их вышлю, но, вообще, я взял оттуда всё.
Шеф прислал Борису открытку, где сообщил, что встреча состояться не может по трём причинам:
1). Личное оскорбление.
2). Связь с Анубисом.
3). Связь с Белявским.
Два последних пункта не только выдуманы, но и смешны. Если одно Ваше письмо Борису можно ещё как-то назвать связью, хотя и односторонней, то уж «связь» с Анубисом меня просто смешит. Да, разведка у шефа поставлена из рук вон плохо.
Он пишет Борису, что готов отдать ему книги, но только через посредника. Одним из возможных посредников называет меня, «который не имеет этих трёх причин».
После передачи книг, за которые Борис должен вернуть какие-то картотеки шефа и Labat, который сейчас у меня, я, по желанию шефа, должен порвать с Борисом. Собственно говоря, после того, как Борис перестал заниматься нашим общим делом, мне и рвать то нечего. Но шеф боится, что информация о нём будет через менгя попадать Боре, а от него Вам и, конечно, Дьяконову.
Во-первых, всякая информация об исследованиях шефа столь сложна и запутанна, что её не только передать по такой длинной цепочке невозможно, а и для себя-то уяснить очень сложно. Все эти его теории явно не предназначены для такой длинной транспортировки.
А во-вторых, что мне нравится, он даже мысли не допускает, что цепь гораздо короче. То есть я – вне подозрений.
Единственное, что сейчас меня немного беспокоит, это ход, который шеф может сделать и который я не предусмотрел по неопытности. Я внедь предупредил шефа, что Борис получил от Вас письмо. Но даже если бы и не предупреждал, всё равно вёл с шефом переписку тайно от Бориса. Шеф может на этой почве меня с Борисом поссорить, но меня это не слишком беспокоит, т. к. Борис из игры выбывает. Так что от его обиды ничего не изменится.
Теперь я думаю над такой проблемой: если рецензия будет опубликована и шеф её увидит, он тут же поймёт мою связь с Вами. Нельзя ли дать рецензию под псевдонимом, т.к в противном случае мы потеряем шефа из поля зрения. Или это не так уж важно? Впрочем, шеф может и пропустить рецензию мимо, не заметив её. Он смотрит всё мимоходом. Но риск, конечно, есть. Что Вы об этом думаете?
Я не помню, говорил ли я Вам, что моя основная работа, за которую я получаю деньги, связана с научно-технической информацией и различными поисковыми системами. И вот недавно я, совершенно неожиданно для себя, нашёл методику, которая очень хорошо подходит для обработки источников, особенно небольших хозяйственных документов. Она запатентована в 1915 г. орнитологом Тэйлором в США, которому часто приходилось по отдельным признакам определять вид птиц. Он и изобрёл эту методику. Я её хочу применить для эпохи Урукагины, где около 1500 документов. Даже если с шефом разругаюсь окончательно (он что-то не пишет). У него есть библиография всех источников по Урукагине, из-за чего мне пока не хочется ругаться.
Информационно-поисковая система, которой я увлёкся, в информатике называется «суперпозиционные карты». Если Вы об этой методике не слышали, я Вам её как-нибудь изложу в письме. А сейчас буду заканчивать рецензию.
Получил из ГДР учебник аккадского языка. Заказал шумерский словарь.
Всего наилучшего.
В.Петров.

3.06.1971 г. В.Петров – А.Кифишину.
Анатолий Георгиевич!
Вы что, уехали что-ли куда-нибудь? Почему Вы не отвечаете? Это уже третья открытка. Мне не надо длинных писем – только открытки. Когда Вас можно застать в ИВАНе? Нужны ли Вам учебники аккадского языка из ГДР? Вы сами их когда-то просили. Я купил и жду Вашего звонка (294-57-05) или открытки. Борис Вашу открытку получил и теперь вспоминает названия книг, которые Вы взяли. Наукой не занимается, да и вряд ли когда-нибудь займётся. Я махнул на него рукой и работаю самостоятельно. О том, что я занимаюсю Урукагиной, он не знает. Жду.
В.Петров.

4.06.1971 г. В.Петров – В.Белявскому.
Дорогой Виталий Александрович!
Я получил Ваше письмо. Два дня назад отправил Вам часть рецензии и письмо. Теперь дописал рецензию и отправляю Вам вместе с Вашими заметками. Конечно, я сознаю, что рецензия эта не столько моя, сколько Ваша и что текст её далёк ещё от совершенства. Но, тем не менее, вчерне наброски закончены. Это ведь моя первая работа в этом плане, поэтому я понимаю её жалкий вид и оставляю за Вами право её самой ожесточённой критики.
Если её надо расширить, то за счёт чего? Жду Ваших замечаний.
О шефе у меня нет никакой информации, кроме той, которую я Вам сообщил. Я отправил ему уже три открытки с разными мелкими вопросами, но он ни гу-гу.
То, что он считает возможным вести переписку с Вами через меня – удивило. Я полагал, что он по-прежнему считает любую связь с Вами преступлением, а он – вон как! Совершенно не понимаю – откуда такое доверие. Конечно, у него учеников не так уж много, чтобы от них отказываться, но такое доверие…
Я пишу ему иногда открытки, где кратко сообщаю о том, что сделано по Урукагине, но на этом всё моё участие в школе и заканчивается. Я не хожу ни на какие встречи, не слушаю его «спецкурсов» и даже не знаю, кто входит в эту «школу». Я хочу работать самостоятельно. Мне кажется, что в этой школе, кроме него самого, ещё человека два, одному из которых 13 лет. Вот и посудите, о какой реформе может идти речь.
Что касается Бориса, то в прошлом письме я писал о причинах, по которым шеф не хочет с ним иметь дела.. К ним следует добавить мнение шефа, что Боря для науки слишком ленив. Кроме того, в одной открытке шеф мне сообщил:
«…вся моя судьба, как и судьба всех русских в науке зависит от лиги лысых. Поощрять и создавать в Москве кадры, которые станут потом проводить ту же политику лиги лысых, мне, который столько вынес от них, неприятно. Поэтому я теперь на каждом члене лиги лысых буду ставить крест…». Вот всё, что я знаю об этом деле. Это он писал в середине мая с.г.
Всего хорошего! В.Петров.



5.06.1971 г. А.Кифишин – В.Петрову
Дорогой Валерий!
Несколько раз хотел позвонить Вам, но так получалось, что всегда не хватало одного из компонентов, и всё откладывалось. Главное – нет времени высунуть носа. Езжу в ИВАН только получать зарплату, да и то езжу с большим трудом. Поэтому будет лучше если Вы сами загляните ко мне и захватите книги, сразу расплачусь. Обсудим всё, что Вас интересует.
С уважением, Кифишин.

Без даты. Рецензия .

Новое учебное пособие по древней истории.

Д.Г. Редер, Е.А. Черкасова. История древнего мира. Часть 1. Под ред. Ю.С. Крушкол. М. «Просвещение», 1970, 270 стр., с илл., 40 000 экз., 72 коп.
Рецензируемый учебник рассчитан на студентов педагогических институтов. Он состоит из двух разделов – «Первобытное общество» (главы 1-5) и «Древний Восток» (главы 6-22), написанных авторами, которые известны как высококвалифицированные преподаватели и учёные. Каждый раздел снабжён библиографией важнейших работ на русском языке, знакомство с которыми рекомендуется студентам для более глубокого усвоения материала.
В последние десятилетия историческая наука о древнем мире сделала большой шаг вперёд. Поэтому появление учебника, обобщившего новейшие научные достижения, вполне своевременно. Вместе с тем это же обстоятельство значительно осложнило задачу авторов, которым предстояло в сжатой и доступной форме изложить современные взгляды на историю далёкого прошлого. Е.А. Черкасова, написавшая раздел «Первобытное общество», и Д.Г. Редер, перу которого принадлежит раздел «Древний Восток», хорошо справились с этой задачей.
Учебник невелик по объёму – всего 235 страниц с иллюстрациями, библиографией и хронологической таблицей. Для учебного пособия это – весьма существенное достоинство. При этом кратость достигнута не за счёт обеднения содержания, а благодаря тщательному отбору фактического материала, хорошо продуманной композиции и прекрасному языку. Авторы избежали повторов и того, что принято называть «водой». Книга читается легко и с интересом, а это, несомненно облегчит студентам усвоение большого и трудного для восприятия материала: следует учесть, что историю древнего мира проходят на первом курсе педагогических институтов.
Авторы прекрасно знают материал, владеют им, так что ни один даже самый придирчивый критик не может упрекнуть их в том, что они упустили что-либо существенное. Учебник даёт цельное и содержательное представление о ходе исторического процесса.
Учебник охватывает колоссальный отрезок человеческой истории. В нём излагается вся первобытная история и история стран Древнего Востока. Материал огромный и разнообразный, и авторы справились с ним.
Е. А. Черкасова в разделе «Первобытное общество» не ограничивается изложением общей линии развития первобытного общества. Она даёт содержательный обзор источников и историографии первобытности. Она широко и умело использует археологический и этнографический материал и в заключение посвящает главу первобытной культуре, которая служит своего рода заключением, обобщающим достижения первобытного человечества.
В разделе «Древний Восток» Д.Г. Редер с достаточной полнотой излагает древнюю историю Египта, Двуречья, Сирии, Финикии, Палестины, Малой Азии, Закавказья, Ирана, Средней Азии, Индии и Китая. В то же время он знакомит читателей с основными источниками по истории этих стран, зарождением и развитием науки о Древнем Востоке. Как и Е.А. Черкасова, Д.Г. Редер уделяет большое внимание тому вкладу, который народы Древнего Востока внесли в сокровищницу мировой цивилизации.
Весь учебник, написанный с позиций марксистско-ленинской методологии, пронизан идеей единства человеческой истории. Авторам удалось убедительно показать неразрывные узы, связывающие древний мир с современностью. Тем самым они дали убедительный ответ на вопрос, который иногда приходится слышать: зачем нам, людям 20 века, надо изучать древнюю историю?
Древняя история – самый сложный и трудный раздел истории человечества как из-за его удалённости от нас по времени, так и по причине недостаточной изученности. История древнего мира продолжает оставаться полем жарких научных дискуссий и идеологической борьбы по целому ряду важных проблем, имеющих принципиальное значение для правильного понимания всей человеческой истории. Перед авторами стояла ответственная задача, с одной стороны, дать студентам ясное представление о ходе исторического процесса в древности, а с другой – познакомить их с различными концепциями древней истории, порой исключающими одна другую. В целом это им удалось. Е.А. Черкасова и Д.Г. Редер дали обстоятельную и убедительную критику важнейших направлений буржуазной исторической науки, таких, как эволюционизм, теория цикличности, теория культурных кругов, функциональная школа, панвавилонизм и др. Несколько хуже обстоит дело, когда речь заходит о различных течениях научной мысли среди историков-марксистов. Это относится к разделу «Первобытное общество».
Учебник, конечно, не место для научной дискуссии. Его содержание и направление подчинено требованиям учебной программы. Автор, безусловно, имеет право излагать ту точку зрения, которую он считает правильной. Но вместе с тем он обязан довести до сведения студентов и взгляды, противоречащие концепции учебника. Студентам такие знания просто необходимы, потому что они неизбежно столкнутся с дискуссионными вопросами при чтении исторической литературы. Наконец, одной из первостепенных задач преподавания в высших учебных заведениях состоит в том, чтобы не только привить будущему преподавателю или учёному правильное мировоззрение, но и научить его мыслить самостоятельно.
Учебник открывается словами Е.А. Черкасовой: «История человечества разделена на пять последовательно сменяющихся общественно-экономических формаций: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую, коммунистическую (стр. 3). Однако в марксистской исторической науке имеется и иное мнение на этот счёт. Маркс, например, различал в истории цивилизации формации азиатскую, античную, феодальную и буржуазную (социалистической формации тогда ещё не было) (1). И очень многие историки древнего мира, особенно Древнего Востока, признают азиатский способ производства особой формацией, отличной от всех прочих (2).
Д.Г. Редер, правда, исправляет промах соавтора. Он с достаточной полнотой излагает существо дискуссии об азиатском способе производства (стр. 86) и тем самым восполняет пробел в изложении. И всё же в учебнике остаётся несогласованность: сначала студент усваивает, что в истории человечества пять общественно-экономических формаций, а затем узнаёт о том, что это мнение оспаривается и идёт спор о существовании ещё одной формации. Мне кажется, редактору Ю.С. Крушкол следовало бы обратить на это внимание.
Второй не менее важный спорный вопрос – это понятие первобытнообщинной формации. Е.А. Черкасова обходит его полностью, а Д.Г. Редер не в состоянии её поправить, как он сделал это в отношении схемы пяти формаций, ибо дискуссионная проблема целиком и полностью относится к первобытной истории.
Дело в том, что после выхода в свет книги Ю.И. Семёнова «Как возникло человечество» в 1966 году, правомерность понятия первобытнообщинной формации оказалась под сомнением. Речь идёт не просто о термине, а о кардинальном вопросе периодизации человеческой истории. Ю.И. Семёнов делит последнюю на две главные части: историю первобытного стада и историю человеческого общества, которая понимается лишь с появлением Хомо сапиенс и родового строя. С этой точки зрения первобытнообщинная формация от питекантропа до возникновения цивилизации просто бессмыслица. Е.А. Черкасова, безусловно, имеет право не соглашаться с Ю.И. Семёновым, но всё же следовало сказать о его взглядах на страницах учебника, тем более, что книгу Ю.И. Семёнова она внесла в список литературы, рекомендованной студентам (стр. 80).
Наконец, ещё одна дискуссионная проблема, о которой должны знать студенты и которая в учебнике оказалась опущенной. Е.А. Черкасова пишет: « Неандерталец стоял ближе к современному человеку, был его прямым предком (стр. 23). В такой формулировке это утверждение просто неверно. Классические (западноевропейские неандертальцы не были и не могли в силу закона о необратимости эволюции предками хомо сапиенс. Они были разновидностью ископаемого человека, отклонившейся от пути, ведшего к хомо сапиенс, и вымершей. Предками современного человека могли быть только некоторые неандертальцы, да и то не все. Например, неандертальцы горы Кармел в Палестине, как это точно установлено при помощи радиоуглеродного метода, были современниками ископаемых рас хомо сапиенс.
Вопрос о прямых и непосредственных предках современного человека уже давно является предметом острой дискуссии. Толчно так же студентам необходимо знать о концепциях моногенистов, полигенистов и ологенистов в теории происхождения человека. Ведь с этими вопросами будущие преподпватели неизбежно столкнутся, например, в атеистической работе.
Выше уже отмечалось, что авторы прекрасно владеют фактическим материалом, и в этом плане им трудно предъявить какие-либо претензии. Можно отметить лишь незначительные неточности и неясности.
Так, Е.А. Черкасова даёт следующее определение рода: «…род – это состоящий из кровных родственников хозяйственный коллектив с совместным производством, общей собственностью на средства производства и продукты потребления, характеризующийся экзогамностью, односторонним счётом родства (по материнской или отцовской линии), общностью территории, единством имени и культа, демократическими порядками в общественной жизни» (стр. 42). Из этого определения совершенно неясна разница между материнским и патриархальным родами, а ведь это весьма отличные друг от друга институты. Например, как можно при матрилинейной филиации соединить экзогамию и общую собственность на средства производства в роде, рассматривая его как хозяйственный коллектив. Ведь эти признаки взаимно исключают друг друга. В самом деле, если материнский род экзогамен, то как он может быть единым производственным коллективом? А если он – единый производственный коллектив, то почему он экзогамен? Разве род может вести совместное производство, если жёны и мужья должны обязательно принадлежать к разным родам?
Д.Г. Редер ошибается, приписывая введение так называемой селевкидской эры грекам (стр. 87). Её ввели вавилоняне и сирийцы, пользовавшиеся вавилонским календарём. Собственно говоря, никто эту эру официально и не вводил. Она вошла в жизнь сама собой из-за того, что Селевкиды носили одинаковые имена (Селевк и Антиох) и практиковали соправление. Оба эти обстоятельства заставили вавилонян отказаться от традиционной датировки по годам царей и перейти к эре.
Вавилонский царь Навуходоносор 2-ой начал править в 605, а не в 604 г. (стр. 212), а царь Набонид – в 556 г. (стр. 214). Вопреки мнению Д.Г. Редера (впрочем, эта ошибка имеется и в фундаментольных трудах по истории Древнего Египта), Фаюмское озеро – это не древнее озеро Мерис, выкопанное руками человека (стр. 140), ибо оно лежит в глубокой впадине ниже уровня моря и вода в нём горько-солёная. К 605 г. до н. э. Ассирия уже исчезла и ассирийцы (как, впрочем, и мидяне) в битве при Кархемише не участвовали (стр. 210); последнее известное упоминание ассирийского государства и ассирийских войск относится к 609 г. до н. э.
Не совсем точно называть индийские касты («джати») «более дробными замкнутыми группами, восходящими к племенам, избравшим себе ту или иную профессию» (стр. 237, прим. 1), так как касты не связаны прямо с племенным делением и возникли намного позже варн.
Отмеченные недочёты не снижают однако общего хорошего впечатления, которое оставляет рецензируемый учебник. Он вполне отвечает своему назначению и, можно не сомневаться, выдержит не одно издание.
В.А. Петров.




7.06.1971 г. В.Петров – А.Кифишину.
Дорогой Анатолий Георгиевич!
Я получил, наконец, от Вас открытку, но до 19-го я занят по вечерам, т. к. моя супруга сдаёт экзамены и заботы о дочери ложатся целиком на меня. За это время я подготовлю все вопросы, которые меня интересуют, а Вы подготовьте, пожалуйста, список всех источников по Урукагине. Тогда обо всём и поговорим. Напомните, как к Вам ехать. Всего хорошего.
В.Петров.

7.06.1971 г. В.Белявский – В.Петрову.
Дорогой Валерий!
Ваш шефуля, извините за выражение, либо бредит, либо на х… едет. Последнее более вероятно. Кому нужна информация о нём? Да ровно никому, потому что он никому не нужен после того, как обосрал сам себя с головы до ног в 1970 году. Ну а его «научные консепсии» стоят ещё меньше.
Всю библиографию об Урукагине Вы можете легко и просто отыскать в книгах Тюменева, Дьяконова и Струве («Лагаш») без всякого шефа. Я не думаю, что Борис настолько глуп, чтобы ссориться с Вами из-за провокаций шефа. Ведь эти провокации шиты белыми нитками. А потом, разве переписка с кем-нибудь является преступлением?
Вашу рецензию я просмотрю и отредактирую, а затем вышлю Вам. Между прочим, в Ленинград приезжал один ассириец (не времён Ашшурбанипала, а из того племени, что чистит сапоги на улице) с книгой «История Ассирии». Редер дал на неё хорошую рецензию, а Кифишин «одобрил» (можно подумать, что Кифишин что-то понимает в ассирийской истории!). Однако Дрейер в «Науке» послал этого ассирийца в Ленинград. А в Ленинграде Дьяконмаевы встретили бедного раба божия в штыки, обхамили, да ещё Дандамаев (тоже спец в истории Ассирии!) написал разгромную рецензию с пятью грубыми ошибками (их заметил сам чистильщик сапог). Вот какая разыгралась здесь история. Между прочим, сам Дьяконов только дал команду своим барбосам и прикрылся болезнью. Орудовали Дандамаев и Якобсон.
Насчёт публикации рецензии не беспокойтесь. Во-первых, её ещё надо опубликовать. А во-вторых, разве шефу обязательно знать о моём участии в деле – ведь гораздо легче увидеть здесь руку Редера. Наконец, в третьих, неизвестно, какие ещё «лавры Герострата» придут в гениальную голову за это время. Вобщем, Ваш шеф угробил себя сам собственной глупостью (пардон, гениальностью). Я попрежнему не хочу иметь с ним никаких дел. Кстати, ассириец рассказал в Ленинграде, будто Кифишина в ИВАН не взяли: была де попытка, но провалилась, и в ИВАН Кифишин не работает. Так ли это? Скорее всего так. Опять гений выдал желаемое за действительное.
С приветом В. Белявский